РУС / ENG
PRESS
 
01.09.2009 / Роскультура

Дмитрий Булатов рассказал об искусстве в эпоху постбиологии

Человек, который вырастил у себя на руке третье ухо; художник, создавший кролика с флуоресцентной шерстью; меняющие цвет растения и прочие проекты, которые кажутся родом из научно-фантастических фильмов,— давно стали реальностью в современном искусстве.

Зимой 2008 года куратор из Калининграда Дмитрий Булатов буквально шокировал Москву, представив выставку «Наука как предчувствие». На ней были собраны незабываемые объекты: роботы, которые все время занимаются любовь, летающие кубы, которые ведут себя, как птицы; видео о«металлораке» — новом заболевании, поражающем людей с имплантатами; и, конечно, человек-легенда трехухий Стеларк собственной персоной. Наоткрытии Стеларк в спортивном костюме с удовольствием фотографировался и давал направо и налево комментарии о своем третьем ухе, которое он вырастил на левой руке. И мало кто знает, что он несколько раз лежал в реанимации, где ему переливали кровь и делали операции, чтобы спасти его жизнь после неудачных попыток вживить ухо.

Но в Москве все было ОК. Художник провел мастер-класс и уехал вживлять технологию Bluetooth в новый орган своего тела. Куратор Дмитрий Булатов также уехал, чтобы вернуться с новым проектом в рамкахТретьей Московской биеннале «Эволюция от кутюр: искусство и наука в эпоху постбиологии», который он сам определил как элитарный.

Речь пойдет все о том же — художниках-ученых, создающих проекты с использованием самых передовых технологий в области робототехники, генной и биоинженерии. Как отметил Булатов, в Калининграде в Государственном центре современного искусства скоро будет выпущен первый том антологии современного технобиологического искусства, который презентуют на выставке.

Сам Булатов — человек-феномен. Проживая в городе-анклаве Калининграде, где нет особого научного производства и высоких технологий, он единственный в России занимается самой передовой областью искусства и науки. Вместе с Калинградским ГЦСИ Булатоворганизовал целый ряд исследовательских проектов и беспрецедентных международных тематических изданий, благодаря чему впервые в России на профессиональном уровне был очерчен круг задач современного технологического искусства — художественной робототехники,технобиологии и нанотехнологий.

Выставка, подготовленная для Московской биеннале, представляет собой видеоархив — на экранах зритель увидит документацию реализованных арт-проектов, организованную по разделам: «Робототехника»,«Техно-модификация тела», «Био- и генная инженерия», «Инженерия тканейи стволовых клеток» и др. По словам Булатова, подобная форма репрезентации принципиальна в свете приближения постбиологической эпохи.

— Все до сих пор вспоминают твой зимний проект на «Винзаводе»:масштабные инсталляции, шокирующее видео... Чем отличается проект для биеннале от ранее показанных тобой экспозиций?

— Это своеобразный банк идей для интеллектуалов, которые интересуются использованием новейших технологий в художественном творчестве, будь то робототехника, биомехатроника, генная инженерия либо другие развитые технологии. Мы решили не поддаваться логике большого шоу: не привозить медийных звезд и не устраивать пышных презентаций, а выбрать путь сухого предъявления новых идей — ведьименно этого, с моей точки зрения, сегодня так не хватает современному искусству. Это довольно элитарный подход, но наша целевая группа — те люди, которые при посещении выставки задаются неудобным для многих кураторов и художников вопросом: в чем заключается современность предлагаемого здесь современного искусства?

Соответственным образом выстроена и экспозиция — как видеоархив. Узрителя будет возможность спокойно и взвешенно оценить инновационный уровень реализованных проектов.

— В списке участников довольно-таки много имен, среди них есть новые? Что нового или экстраординарного будет показано на выставке?

 — Вообще в моем «кураторском кейсе» довольно много новых имен.Однако в большей степени я заинтересован в новых идеях. Порой довольно забавных. В качестве примера приведу работу сингапурского художника Адриана Дэвида Чеока. Он специализируется на исследованиях, связанных с возможностями передачи тактильных ощущений на расстоянии. В рамкахсвоего проекта «Куриный интернет» художник разработал линию специальных жилетов для домашней птицы, оборудованных виброактиваторами и модулями беспроводной системы Bluetooth. Теперь, благодаря этому произведению, у сингапурских крестьян появилась возможность гладить своих домашних кур по интернету, не выходя из дома. Кстати, сейчас автор работает над конструкцией интернет-пижамы, которая позволит обняться с любимым человеком, находясь на другом континенте…

Другой не менее интересный проект — работа американской художницы Джулии Редика. Вот уже несколько лет, используя технологии тканевой инженерии, она выращивает уникальные девственные плевы-унисекс на основе своих собственных вагинальных клеток, дополненных разнообразным живым материалом: клетками крайней плоти новорожденных, бычьим коллагеном и тканями гладких мышц аорты грызунов. И дарит их новобрачным. Видеодокументации этих и многих других проектов можнобудет увидеть на нашей выставке.

— По поводу названия «Искусство в эпоху постбиологии» — а когда,на твой взгляд, эта эпоха началась? После Второй мировой войны, соткрытием интернет-технологий или где-то между этими точками времени? Ичто значит «эволюция» в данном контексте?

— Возникновение столь неоднозначного направления в искусстве, помоему мнению, связано со стремительным прогрессом и распространением в обществе современных технологий в последнее десятилетие. Сегодня непрофессионалы очень мало знают о том, как сильно изменились представление о мире, о человеке, о природе за последнее время, какие обширные возможности открылись для науки. Живое тело стало объектом программирования и плацдармом для апробации новых технологических идей.Природа человека и всего окружающего воспринимается как полигон для самых разнообразных манипуляций и модификаций, имеющих целью не только задачи исцеления человека, но и улучшения его природы.

Технологии подобного вмешательства разрабатываются широким диапазоном научных дисциплин, от генетики и синтетической биологии до целого спектра нейро- и биомедицинских наук. Все эти эксперименты,одновременно уникальные, интересные и пугающие, были восприняты художниками как предмет, обязательный для художественного исследования и осмысления гуманитарными методами. Насколько этичны такие исследования, более того, насколько они нужны и допустимы в современном мире, каковы перспективы широкого распространения новейших технологий и каким станет наш мир после этого — именно эти вопросы обсуждаются в сфере художественного технотворчества.

— На твой взгляд, какие тенденции сейчас преобладают в этомнаправлении? Каким темам художники уделяют больше внимания и какимтехнологиям?

— Сейчас на территории современного искусства большое вниманиеуделяется объединению цифровых компьютерных средств с биологией живыхсистем. Пересечение этих областей образует особую медийную среду,которая получила название «влажных технологий». В рамках этой средыстало возможным получение таких художественных работ, которые совмещают в себе свойства живого организма (рост, изменчивость, самосохранение ит.д.) и технического изделия (серийность). На наших глазах возникает и оформляется новый класс «полуживых» произведений искусства. Этонастоящая революция в искусстве. По мере появления таких художественных работ происходит кардинальное изменение в репрезентативных положениях искусства последнего столетия — реальность представления (мирпроизведения) замещается представлением реальности (произведение мира),«схлопывая» тем самым различие между виртуально-искусственной моделью и реальным миром.

Говоря о степени революционности «влажных технологий», достаточновспомнить появление таких новых медиа, как фотография, кино, видео, компьютеринг, net-системы. Однажды произведя революцию на уровне медиа образности, эти явления стали неотъемлемой частью художественного творчества, без нее нынешнее состояние современного искусства уже непредставимо.

— Что в России происходит с подобного рода искусством и почемуты не приглашаешь российских художников в свои кураторские проекты?

— Работа художника с высокими технологиями подразумевает по меньшей мере две вещи. Первое — что подобные технологии в стране есть. В России это, к сожалению, не так. В среднем наша страна отстает от ведущих западных стран на три технологических поколения (15 лет), являясь сырьевым источником для развития чужих технологий. Проблема заключается в том, что нельзя быть актуальным на территории постиндустриальныхсмыслов, оперируя в своих произведениях исключительно индустриальными смыслами. Это, разумеется, относится к любым художникам, работающим намеждународной художественной сцене, — и российским, и зарубежным.Именно по этой причине, например, российское т.н. «современное» искусство в этой области будет еще долго отставать по отношению кмеждународным аналогам.

Вторая причина — отсутствие художников, понимающих, как и зачемработать с высокими технологиями. Здесь требуется несколько другое мышление и понимание. И с тем, и с другим в среде российскогосовременного искусства — проблемы. Прямым тому доказательством являетсято, как Россия представлена на крупнейших международных конференциях, форумах и выставках технологического искусства. Практически никак. Этозначит, что нужно начинать все сначала: по-новому выстраивать связимежду художественными и технологическими факультетами, инициировать образовательные программы для художников, желающих работать с высокими технологиями, содействовать появлению и развитию разного рода sci-art институций и так далее.

— При этом ты — российский куратор, который работает в области science art?

— Здесь нет противоречия. Моя кураторская деятельность основываетсяна моей страсти к фиксации различных художественных «невозможностей» и технологических «запретов», благодаря которым и развивается современноеискусство. Эта работа носит международный характер. Предполагается, что при создании нового медийного явления появляется новая художественная реальность со своим аверсом системной пользы и реверсом системныхпроблем. Тестирование подобных аверсов и реверсов в отношении художественной системы, работа по смещению акцентов является, по моему мнению, стратегической задачей любого исследователя в области современного искусства. Полагаю, с этой работой в Калининградском филиале ГЦСИ мы в целом справляемся.

— Как ты собираешься развивать выставочную историю в дальнейшем и какие проекты ожидаются в будущем?

— В ближайшее время у нас — ряд международных презентаций проекта«Эволюции от кутюр» в Европе и участие в Мельбурнской биеннале современного искусства. Я также собираюсь начать работу над вторым томом антологии технобиологического искусства, пригласив к участию ведущих международных специалистов. Задача — на теоретическом уровне описать данное направление искусства и встроить его в интернациональную образовательную систему. Напомню, что наша антология «BioMediale»(http://biomediale.ncca-kaliningrad.ru/), которую мы выпустили в КФГЦСИ в 2004 году, была первым международным изданием такого рода, и ее сразу приняли к преподаванию во многих художественных вузах США, Европыи Австралии.

Что касается выставочных проектов — у меня есть нереализованная идея устроить в Москве выставку под названием «Лампочка Ильича» одной группы зарубежных художников. Эти меланхолически настроенные персонажи разработали технологию переработки мертвых тел в электричество. Ониизготовили саркофаги, которые способны генерировать энергию из погребенных в них тел, и передавать ее в жилые дома. По статистике,мужчины умирают раньше женщин, поэтому художники разработали различны еромантические электроприспособления — от настольных светильников до электровибраторов, — дабы утешить вдов энергией ушедших мужей. В России презентация этого проекта могла бы быть приурочена к недавно принятым планам по модернизации электроэнергетики (ГОЭЛРО-2), послужить рекламой элитных ритуальных агентств или вновь популяризировать коммунистические идеи. Я был бы рад, если бы среди руководителей этих организаций нашлись спонсоры для проведения такой выставки в Москве.

Дмитрий Булатов — художник, теоретикискусства, куратор Государственного центра современного искусства (Калининградский филиал). Организатор серии выставочных и издательских проектов, посвященных различным аспектам взаимоотношений между искусством и высокими технологиями (sci-art, робототехника, генная инженерия, нанотехнологии и т.д.). Его произведения были представленына различных международных выставках, в том числе на 49 и 50Венецианских биеннале (2001, 2003), фестивале Ars Electronica (2002). По данной тематике читал лекции в различных институциях России (в том числе в Эрмитаже, Государственной Третьяковской галерее, ГЦСИ), США,Канады, Германии, Нидерландов, Мексики, Сингапура и Гонконга. Лауреат Национальной премии «Инновация» в области современного искусства (2009).

Проект «Эволюция от кутюр: искусство инаука в эпоху постбиологии» будет показан в рамках Третьей Московской биеннале в LABORATORIA Art&Science Space с 22 сентября по 8 ноября.Описания проектов можно найти здесь:http://www.videodoc.ncca-kaliningrad.ru/

 

 

оригинал статьи

Автор: Ирина САМИНСКАЯ

 
LABORATORIA Art&Science Space Москва, пер. Обуха, 3 тел.: +7 495 222 22 11 e-mail: info.laboratoria@gmail.com
дизайн  — Наталья Зинцова верстка — студия дизайна и интернет сервиса МНЕНИЕ Все права защищены