РУС / ENG
PRESS
 
17.03.2014 / Interview.ru

«БУДУЩЕЕ ЗА ЛЮДЬМИ С ВЫСОКИМ IQ» ДАРЬЯ ПАРХОМЕНКО

 

16 и 17 ноября, 2012 в Политехе пройдет симпозиум «BRAINSTORMS. Художник в контексте нейронаук».

В качестве хедлайнера симпозиума — ни больше, ни меньше — Марина Абрамович. Ставшая почти народной артисткой России за время своей выставки в «Гараже» в прошлом году, художница прониклась симпатией к российским ученым и кураторам, и Brainstorms — отчасти продолжение ее проекта «Измеряя магию взгляда». Для широкой публики симпозиум в деталях расскажет, как соприкасаются исследования высшей нервной деятельности мозга и творчество.

В восьми дискуссиях примут участие и другие люди искусства: специалист по медиа-арту Юлиус Попп (Германия), художник Сергей Шутов, пианистка и исследователь восприятия музыки Марина Корсакова-Крейн (США). Науку представят нейробиолог Константин Анохин, нейролингвист Татьяна Черниговская, робототехник Антонио Келла (Италия), нейрофизиолог Юрий Бужаки (США) и другие искусство- и мозговеды. Темы заявленных в расписании дискуссий звучат так, что понять, о чем пойдет речь, может каждый. Мои фавориты: «Мозг и творчество», «Мозг, ритм и музыка», «Что же такое сознание на самом деле?» и, конечно же, «Какого пола мой мозг?». Перед тем, как погрузиться в глубины извилин в столь замечательной компании, общаемся с директором московской Laboratoria Art & Science Space Дарьей Пархоменко, организовавшей это удивительное мероприятие.

Почему вас заинтересовал именно сайнс-арт — аспект современного искусства для людей со, скажем так, IQ выше среднего?

Именно поэтому. Я уверена, что будущее за людьми с высоким IQ.

А остальных в будущее не возьмут?

Нет, просто я верю в прогресс.

Вы создали в Москве уникальную площадку сайнс-арта. На кого она рассчитана в первую очередь?

Обратите внимание на название Laboratoria — здесь производят опыты: тишина, мыши сидят, булькает что-то и далеко за горизонтом Нобелевская премия или, в крайнем случае, Государcтвенная, ну и всеобщее признание. А главное — творческое удовлетворение… Я шучу, естественно, но эффекты деятельности Laboratoria всегда косвенные. Это организм, в котором пробуются новые идеи, и, конечно, немногие примыкают к этому процессу. А такие проекты Laboratoria как симпозиум Brainstorms — возможность больше понять о собственном мозге, об устройстве мира или о том, что такое магнитное поле и на что оно влияет. Это уже для более продвинутой аудитории. Cама же Laboratoria Art & Science Space — для ученых и художников, для междисциплинарных встреч, для людей, старающихся понять, осознать, открыть новое в себе и в мире..

Какие примеры центров сайнс-арта в мире вас вдохновляют? Вообще, много ли аналогичных центров в мире?

Центров сайнс-арта в мире очень мало. Из тех, что есть, меня вдохновляли сложные проекты LAB в Барселоне, но, к сожалению, сейчас его временно закрыли из-за недостатка финансирования. Масштабные проекты делаетScience Galleryв Дублине, платформаArt Catalistв Лондоне и, конечно же, Ars Electronicaв Линце.

Laboratoria существует уже пять лет, назовите самые яркие проекты за время ее деятельности.

Это нужно спрашивать тех, кто в Laboratoria работал, участвовал в выставках, посещал лекции, участвовал в дискуссиях… Я могу говорить только через слово «например». Например, это недавний российско-австрийский проект «Пыль», выставка «Внедрение», которую мы делали вместе с учеными Курчатовского института, «Небесная арфа» Николя Ривза, драматический многомесячный эксперимент с Аней Желудь «Не тот художник», выставка с поэтическими роботами Tele-present Wind Дэвида Боуэна. А еще голубятня — научная станция «Министерство правды голубя мира», которую сделал художник Сергей Шутов с помощью нейробиолога Константина Анохина. Эта голубятня и сейчас стоит во дворе Laboratoria.

В результате этих проектов мы получили не только новые артефакты и дружбу со многими художниками, но и авторитет в международном сообществе и возможность соединять в диалоге актуальные научные и художественные идеи. А также новых людей, которые становятся участниками и соучастниками, «включенными наблюдателями» развития Laboratoria.

А можно ли широко популяризировать сайнс-арт? Есть такая задача?

Я считаю, что популяризировать нужно не сайнс-арт, а идею творческого познания мира, творческой деятельности. Сегодня и фундаментальные открытия, и прикладные изобретения в большинстве случаев рождаются на границах дисциплин, наук и технологий. В этом смысле искусство и наука дают множество импульсов пограничного вдохновения для множества людей.

Как вы решились практически в одиночку организовать целый научно-популярный симпозиум?

С одной стороны, все начиналось не в одиночку, а вместе с Мариной Абрамович, с другой — энергия взаимодействия с исторической аудиторией лектория Политеха невероятно вдохновляет. И главное, посмотрите, сколько замечательных ученых и художников собираются участвовать в наших дискуссиях. На этом фоне организационные проблемы представляются вполне преодолимыми.

По какому принципу вы приглашали и выбирали ученых к участию в Brainstorms?

У меня замечательный коллега и консультант, один из самых выдающихся ученых-нейробиологов современности — Константин Владимирович Анохин. Вместе с ним мы формировали научную часть программы, он рекомендовал участников из своей области. Еще мне очень помогли искусствовед и мой учитель Георгий Анатольевич Никич и философ Арсений Хитров.

Ваша идея выиграла грант Фонда развития Политехнического музея, благодаря чему все осуществилось. В чем, вы думаете, был ключевой фактор успеха?

Дело в том, что таких симпозиумов еще никогда не было, а Фонд нацелен на проекты, посвященные будущему. Ведь и сам Политех сейчас на пороге решительных изменений.

Как, собственно, возникла идея сделать симпозиум?

Все началось с сотрудничества с Мариной Абрамович. Она задала ученым вопрос: «Можно ли измерить магию взгляда?». И целая группа российских и американских ученых разработали сценарий научно-художественного эксперимента, где с использованием электроэнцефалографов можно следить за активностью мозга людей во время их взаимного контакта глаза в глаза. Было очень интересно наблюдать, с каким энтузиазмом Марина откликается на идеи ученых. В результате в 2011 году в «Гараже» состоялся научно-художественный эксперимент Марины Абрамович «Измеряя магию взглядом». Эксперимент — это символический акт встречного движения, сотрудничества и доверия художника и ученых. На вопросы, которые остались после него, должен по логике ответить следующий этап — симпозиум Brainstorms.

Как вам работалось с Мариной Абрамович в процессе ее выставки и перформанса в «Гараже» в прошлом году?

«Гараж» был местом экспозиции, а встречались и работали мы по большей части в нью-йоркском центре Watermill. Процесс работы заключался в огромном количестве переписки, встреч, скайп-конференций с Мариной, учеными, инженерами и организаторами. Было невероятно интересно обсуждать с Мариной научно-фантастические произведения, роботов и как она представляет себе будущее.

И как Марина Абрамович представляет себе будущее?

Духовным и бестелесным.

Она участвует в разработке роботов?!

Нет, конечно. Она сотрудничает, в первую очередь, с нейрофизиологами. Американские, европейские и российские ученые попробовали сформировать комплексную технологию, которая могла бы проанализировать феномен «Магии взгляда», пересказать его в объективных научных категориях… Для этого понятные каждому человеку эффекты игры в гляделки визуализировались диаграммами и графиками, дополнялись социометрическими исследованиями. А в результате все почувствовали необходимость Brainstorms!

И что было дальше?

В феврале 2011 года Марина посетила Laboratoria Art & Science Space, ей понравилось, что я делаю, и она предложила мне курировать ее новый нейронаучный перформанс-эксперимент. Тогда я пригласила к участию российских ученых — Марина очень верит российским ученым. Дальше вместе с нашей международной командой я разрабатывала сценарий, включая все технические стороны. И, конечно же, работала над экспозиционной и метафизической стороной эксперимента.

Есть ли у вас идеи, связанные с работой других известных художников и ученых?

Идей всегда много. Некоторые из них доросли до концепций. Например, скоро я буду делать проект об Арктике. Два года назад я уже была в экспедиции: на старинной яхте мы с учеными-океанологами, экологами, биологами, художниками и драматургами плавали по Северному Ледовитому океану, изучали феномен и проблемы таяния льдов.

И как именно будет выглядеть такого рода проект — в виде выставки или симпозиума?

Будет выставка и междисциплинарная дискуссионная программа, как почти во всех моих проектах. Участники — художники со всего мира, так же как и ученые. Имена пока называть не буду, но могу сказать, что это будет большой и серьезный проект, для которого подойдет довольно масштабный зал — вроде «Манежа» или «Артплея».

Что вы считаете самым важным за два дня симпозиума Brainstorms, что нельзя пропустить?

Ничего нельзя пропустить!

Источник: Интервью Россия. Дарья Пархоменко: «Будущее за людьми с высоким IQ».

http://www.interviewrussia.ru/art/darya-parhomenko-budushchee-za-lyudmi-s-vysokim-iq

Автор: Вопросы: МАРИНА ФЕДОРОВСКАЯ

 
LABORATORIA Art&Science Space Москва, пер. Обуха, 3 тел.: +7 495 222 22 11 e-mail: info.laboratoria@gmail.com
дизайн  — Наталья Зинцова верстка — студия дизайна и интернет сервиса МНЕНИЕ Все права защищены